Предисловие к книге

«Эпос нашего времени»

Жанровое определение книги Ольги Сванберг – «роман в стихах, новеллах, переводах и эссе» может, в первом приближении, вызвать удивление и даже недоумение читателя: роман? Однако недоумение это уменьшится, если вспомнить, что в России эксперименты с романной формой начинаются вместе с зарождением самой реалистической литературы: Лермонтов создаёт роман в новеллах «Герой нашего времени», Достоевский пишет роман в письмах «Бедные люди», а самый первый русский реалистический роман написан в стихах («Евгений Онегин» Пушкина).
В последнее время традиция экспериментировать с формой романа (а заодно и с содержанием) заметно оживилась: выходят «романы в рассказах», изобретаются новые жанровые модификации (например, живший в Америке писатель Юрий Дружников плодотворно работал в придуманном им жанре микроромана), имеют место романы в форме конспектов (Олеся Николаева «Мене, текел, фарес»). Роман, пожалуй, самый загадочный жанр литературы. Возникший в эпоху эллинизма, он до сих пор не обрёл канона! Выдающийся литературовед Михаил Бахтин констатировал: «роман — единственный становящийся и еще неготовый жанр», и далее «Жанровый костяк романа еще далеко не затвердел, и мы еще не можем предугадать всех его пластических возможностей».
Стремление к минимализму, к дискретному, прерывистому, повествованию – новая, пока не до конца ясная в своих перспективах, тенденция российской прозы. Можно согласиться с мнением критика Владимира Яранцева: «…на пути к новой целостности, раскалывается, рассыпается, атомизируется литература, все дальше уходя от романа к рассказу, рассказику, анекдотику, абзацу, фразе, слову. И если все-таки пишется роман, то он почти всегда рассыпан, распылен на “микророманы” глав и главок, вставных новелл, воспоминаний и т.д.». То, что предлагает О. Сванберг, и есть, с одной стороны, такое «распыление», дробление, но с другой, расположение частей в её романе отнюдь не хаотично. В композиции романа есть своя логика и даже, если хотите, сюжет. Каждое из произведений-частей стремится по-своему ощутить, запечатлеть реальность, а в целом это попытка обрести единство с «подлинным и субстанциальным началом» мира (Гегель). И как знать, может быть на таких необычных путях, в облике разножанрового романа, и созидается новый «эпос нашего времени» (Белинский)? Вполне вероятно, что так.

Алексей Ланцов,
поэт, член Объединения русскоязычных
литераторов Финляндии
 
  Биография ல  Библиография ல  Творчество ல  Отзывы ல  Новости ல  Галерея ல  Контакты